live
live
Киев
+3°
6 /10
USD 27.29
EUR 30.94
Киев
+3°
Пробки
6 /10
USD 27.29
EUR 30.94

"Путин может отдать приказ на вторжение в Украину. Но положение России ухудшается", – Фейгин

Украина
25 ноября 04:00
read-icon ~ 5 мин.
views-icon 2655
views-icon
Читать на украинском
Российский политик также объяснил скопление 100 тысяч войск вблизи границ с Украиной
"Путин может отдать приказ на вторжение в Украину. Но положение России ухудшается", – Фейгин

Российский президент Владимир Путин пытается завершить начатый в 2014 году проект по поглощению Украины, даже несмотря на все издержки по выполнению такого безумного плана. Он может менять тактики, то выхватывать куски территорий, то угрожать полномасштабной войной, но его стратегия остается неизменной.

Почему Москва начала очередную военную истерию и зачем опять стягивает войска к границам Украины – в интервью Новини.LIVE рассказал российский политик и адвокат Марк Фейгин.

— Кремль начал новую военную истерию в отношении Украины. То обвиняет в военных провокациях на Донбассе с помощью Запада и особенно США, то угрожает новым военным вторжением. Что случилось в этот раз?

– Все эти претензии к Украине вне контекста передислокации войск. Конечно, их тоже нужно учитывать, но в этом есть несколько планов.

Одним из самых главных является приказ на вторжение на территорию Украины. Например, завершить то, что не было завершено в 2014 году.

Также уместна и версия блефа, чтобы заставить Украину выполнить условия по части своих интересов. Это не только Донбасс, но и красные линии, НАТО и многое другое.

Если говорить о реакция Лаврова и всех остальных, то они действуют по методологическому плану. Нагнетают эту истерику, если вдруг все-таки придется в январе-феврале, как и прогнозируют в украинской разведке, развернуть военную кампанию, то начинать истерию нужно именно сейчас.

Им надо подготовить общественное мнение, что вот да, "Украина ведет агрессивные действия на Донбассе, опять распинает мальчиков. Мол, миллионы украинцев покинут страну, страна доведена до предела, Украина в коллапсе…"

Все это делается про запас на случай, если все-таки будет принят план "А" – война, а не блеф, тогда эти заявления ложатся в часть подготовительной кампании агрессивной политики и действий военного характера.

Марк Фейгин

Если будет принят более осторожный план "Б", то нынешняя агрессивная риторика чуть больше перехлестывает истеричность обычных заявлений. Я бы не сказал, что она так сильно отличается от всех заявлений с 2014 года.

Интерес направлен на выполнение общей стратегии, о которой договорено внутри их властного круга или же по захвату Украины или же по ее подчинению.

В данном случае они это расценивают одинаково. В 2014 году Кремль потерял контроль над Украиной и хочет вернуть его обратно. Достигнуто это будет непосредственным военным вмешательством или же другими действиями — это вопрос тактики, но не стратегии. Стратегия у них неизменна.

— Почему Запад вдруг заметил скопление российских войск на границе с Украиной, если это повторяется как минимум дважды в год. Раньше они называли это обеспокоенностью, а теперь — своими именами.

— Не то, чтобы он не видел всего этого раньше. Зачастую ведь это вопрос оценки фактов. Если раньше они говорили о военных учениях, то после ряда действий России за последний год, никто не оценивает их по-другому, кроме как агрессии. Даже если Путин и блефует, то Запад не дает ему права даже на это. Он сразу оценивает на опережение, что это точно война и агрессивные действия, у которых только одна цель — захват Украины.
Запад больше не дает Путину аванса. Все изменилось. Если раньше можно было вступать в риторические споры, "вы – то, а вы – то", то теперь сразу же говорят: если вы передислоцируете войска к границам с Украиной — это точно для того, чтобы начать войну. Ведь что еще нужно Путину кроме как захват Украины? Какой еще смысл в этом?

— И какой же?

— Стратегия неизменна: вернуть Украину под контроль и чтобы она стала неким подобием Беларуси. Это тотальный контроль внешней политики, оборонной, развития. А тактика может быть разной — можно выхватывать куски, а можно начать широкомасштабную войну, о чем и звучит постоянная пропагандистская риторика.

— То есть Путин реально может начать войну на Донбассе, как это было в 2014-2015 годах?

— У Генштаба, которому поручено разрабатывать планы по вторжению и осуществлению агрессии, одного какого-то плана не бывает. Все может меняться в зависимости от ситуации. Получила Украина Байрактары (беспилотный комплекс, – ред.) – нужно рефлексировать и так далее.

Может ли решится Путин на вторжение? После Крыма и всего, что творилось в течении последних 7 лет, я могу поверить в то, что приказ на вторжение на территорию Украины может быть отдан.

Другие могут сказать, что он будет чреват санкциями, военным поражением, что в свою очередь может привести к политическим изменениям в самой России… Зачем это ему так рисковать? Но в Кремле ведь люди не иррациональные, не раз все это доказывали и демонстрировали. Почему они не могут поступить безумно? Много из того, что делал Кремль, даже в последние месяцы, выглядит как полнейшее безумие. Например, тот же миграционный кризис на белорусско-польской границе.

Владимир Путин

Зачем понятно, тут вопрос: а какими издержками? Они несут все больше и больше издержек. Поэтому представить себе, что они хотят изменить ситуацию, перевернуть доску одним махом и преодолеть все эти издержки путем прямой агрессии, я в это верю.

— Говоря об издержках, имеете в виду ситуацию вокруг сертификации "Северного потока-2"?

— Все вместе: санкции, сертификация… Вся эта ситуация несет издержки для России, страны как субъекта. С 2014 года положение России все ухудшается и ухудшается. В Кремле ведь как рассуждают? "Захватим, а потом со всеми договоримся. Или же заставим, или пригрозим. А так остановились на полпути, а надо завершить", – вот такая логика, которой они руководствуются раз за разом.

— Как считаете, переговоры вокруг Донбасса могут возобновиться? Тот же Нормандский формат, например.

— В Нормандский формат я не верю. По-моему, Москва сделала ставку не на бесконечный Нормандский формат. В Кремле заинтересованы в отношениях с Байденом и они говорят об этом открыто. Мол, прямые переговоры между США и Москвой — это интересно. А вот более расширенный формат с участием Украины им неинтересен, разве только в случае капитуляции. А Зеленский совершенно определенно капитулировать не собирается, о чем он тоже говорит.

Скорее всего у Нормандского формата перспективы плохие, а вот у встречи Байдена с Путиным они есть. Только все зависит от Вашингтона, не от Москвы. Москва готова хоть завтра встретиться, Вашингтон же разумно пытается выждать время и смотреть, как дальше будет развиваться ситуация.

Как было в прошлый раз? Москва пугала агрессией в Украине и Байдена убедили, что лучше встретиться с этим полоумным в Женеве, чем большая война и гибель людей. Зачем нам все это надо?

Тогда американцы пошли навстречу этой истории, но пойдут ли они на нее повторно – судить не возьмусь. Хотя какая-то перспектива этого есть.

author
Автор публикации
Галина Остаповец
Родилась во Львовской области, закончила Международный экономико-гуманитарный университет, работала в ведущих изданиях Украины на позиции журналиста отделов "Общество", "Мир", "Политика и комментарии". В течение последних пяти лет была журналистом интернет-издания "Обозреватель", а теперь работаю для Новини.LIVE.
Поделиться публикацией
Больше оперативных новостей ищите в