Зеленский подписал ратифицированную Стамбульскую конвенцию: что это означает

#Общество
22 июня 16:11
Читать на украинском
Домашнее насилие перестает быть в Украине нормой, считают эксперты
Зеленский подписал ратифицированную Стамбульскую конвенцию: что это означает

Президент Владимир Зеленский 21 июня подписал закон о ратификации Стамбульской конвенции. Закон был принят днем ранее: 20 июня Верховная Рада проголосовала за него 259 голосами против 8. Это была третья попытка ратифицировать документ, который Украина подписала еще 11 лет назад.

Что такое Стамбульская конвенция?

Стамбульская конвенция – полуофициальное название международного соглашения Совета Европы по борьбе с насилием против женщин и домашним насилием, подписанное 11 мая 2011 года в Стамбуле. Это первый в мире международный юридический инструмент, посвященный предотвращению основных видов насилия в отношении женщин, в том числе:

  • преследования (сталкинга);
  • физического, психологического и сексуального насилия;
  • принудительных браков;
  • репродуктивного насилия (принудительных абортов, принудительной стерилизации);
  • уродования женских гениталий (так называемого женского обрезания) и т.д.

Страны, ратифицировавшие конвенцию, должны ввести уголовную ответственность за подобные нарушения. Кроме того, государства-участники обязуются отменить в своем законодательстве все нормы, дискриминирующие женщин, и ввести законодательно утвержденный принцип равных прав женщин и мужчин.

На сегодняшний день Стамбульскую конвенцию подписали уже 45 стран и ЕС, из них ратифицировали документ 36 стран. В марте 2021 года Турция отозвала свою подпись и отменила ратификацию, сославшись на то, что конвенция используется для «нормализации гомосексуальности».

Почему Украина столько лет не присоединялась к Стамбульской конвенции?

Наша страна подписала конвенцию еще 11 июля 2011 года, и с тех пор Верховная Рада пыталась ратифицировать этот документ дважды – в 2016 и 2019 годах. Однако депутатам не нравилось введение понятий «гендер» и «гендерная идентичность». В частности, член фракции Радикальной партии Игорь Мосийчук заявлял во время первой попытки ратификации конвенции, что она содержит вещи, «неприемлемые для нашего общества и для украинской церкви» .

Современная наука в основном рассматривает гендер как сугубо социальный конструкт. Грубо говоря, мужской или женский гендер – это комплекс стереотипов, созданных обществом относительно того, как должен вести себя, одеваться, разговаривать «настоящий мужчина» («настоящая женщина»). Таким образом, гендер не обязательно совпадает с биологическим или паспортным полом: человек может быть, например, биологически женщиной, но идентифицировать себя, с точки зрения окружающего общества, и вести себя как мужчина.

Такой подход предсказуемо вызывает сопротивление у отдельных поклонников традиционных ценностей. Из-за наличия в Стамбульской конвенции термина «гендер» против ее ратификации неоднократно выступал, в частности, Всеукраинский совет церквей и религиозных организаций (ВСЦиРО). В последний раз он призвала депутатов ВР не рассматривать этот вопрос за четыре дня до последнего голосования – 16 июня 2022 года.

«Игнорирование факта наличия биологических полов, характеризующих женщину или мужчину, и связанное с этим обязательство обучать детей нестереотипным гендерным ролям (статья 14 конвенции) несет угрозы искажения у молодого поколения своей половой идентичности, популяризации однополых сексуальных отношений. гендерной дисфориюи среди детей и молодежи», – заявили в Совете церквей.

Но, несмотря на это сопротивление, третья попытка парламента ратифицировать конвенцию оказалась успешной.

«Украинцы были среди авторов, разработчиков Стамбульской конвенции, поэтому выглядело очень инфантильно, что парламент до сих пор не мог это ратифицировать ее как документ, придать полноценное юридическое значение», – отмечает в комментарии Новини.LIVE народный депутат Марина Бардина, заместитель главы Комитета ВРУ по вопросам внешней политики и межпарламентского сотрудничества.

Читайте также: «Я сама себе помощь»: как за месяц изменилась жизнь украинской беженки в Германии. Продолжение истории

Что нужно было сделать

При этом за прошедшие годы Украина уже успела ввести отдельные положения Стамбульской конвенции в свой законодательный корпус.

«Изменения в законодательство начали приниматься еще в конце 2017 года – в частности, новый закон о домашнем насилии и изменениях в Уголовный кодекс о сексуальном насилии, изнасиловании», – рассказала в комментарии Новини.LIVE Юлия Аносова, юрист общественной организации «Ла Страда-Украина», занимающейся защитой прав женщин и детей.

Также в украинском УК уже несколько лет существует уголовная ответственность за психологическое домашнее насилие. Так что домашний тиран может попасть за решетку, но только если будет доказано, что психологическое издевательство было систематическим.

«Если это первый случай и не очень серьезный, то, скорее всего, будет административная ответственность. Минимальная административная ответственность – общественные работы. Но если это сильная форма домашнего насилия или если повторяется третий-четвертый раз, то это может привести к лишению свободы», – объясняет юрист.

Тем не менее, Украине предстоит еще много работы, чтобы имплементировать в свое законодательство остальные стандарты Стамбульской конвенции. В частности, у нас до сих пор не существует ответственности за сексуальные домогательства, хотя в Украине они занимают второе место по распространенности среди подобных правонарушений после домашнего насилия. После имплементации конвенции такая ответственность должна появиться.

Читайте также: 80 лет брака: как выглядит самая старая супружеская пара в мире

Что еще изменится для украинских женщин

Отдельно стоит упомянуть о существующей в нашем законодательстве проблеме установления факта изнасилования и сексуального насилия. В одном из кейсов, о котором упоминает Юлия Аносова, девушка подверглась домашнему и сексуальному насилию со стороны своего парня. Но когда потерпевшая обратилась в полицию, правоохранители не обнаружили признаков сексуального насилия.

«Мы долго боролись, чтобы назначили судебно-медицинскую экспертизу, чтобы доказать, что сексуальное насилие имело место. Однако эту экспертизу назначили через два месяца после самого факта насилия, и на экспертизе уже ничего не было видно. Поскольку правоохранители сработали не сразу, у нас не было доказательств. Наши правоохранительные органы возлагаются на судебно-медицинские экспертизы, но согласно стандартам Стамбульской конвенции и практике европейских стран, это не обязательно. Если человек подает заявление по прошествию какого-то времени, правоохранительные органы должны использовать другие доказательства – например, показания потерпевшей и свидетелей. Но у нас еще сохранилась старая практика, где единственным доказательством является судебно-медицинская экспертиза», – рассказала юрист.

Теперь Украина должна преодолеть все эти законодательные пробелы. Как отмечает Марина Бардина, отныне мы попадаем в поле зрения контрольного органа Совета Европы, который будет отслеживать, как Украина противодействует насилию.

«Это стимул для нас работать лучше и вместе с тем иметь бонусы и преимущества – например, привлекать грантовые средства на строительство приютов для жертв насилия , – считает Бардина. – Для нас Стамбульская конвенция – это не про уменьшение домашнего насилия, а про квалифицированную помощь тем, кто стал свидетелями и жертвами домашнего насилия. О соответствующей медицинской, психологической помощи, о развитии сети приютов, дневных центров, мобильных бригад для тех, кто страдает от домашнего насилия. Например, в Европе у стран, ратифицировавших Стамбульскую конвенцию, предусмотрено, что на 10 тысяч человек должен быть один дневной центр. В Украине, к сожалению, долгое время их вообще было 16. Сейчас, благодаря субвенции, предоставленной в прошлом году, количество таких центров возросло, но все равно недостаточно, как этого требует европейское видение противодействия домашнему насилию» .

По словам депутата, статистика жалоб на домашнее насилие в Украине с каждым годом растет.

«Но это не говорит о том, что у нас увеличивается количество такого насилия. Это показатель того, что о домашнем насилии все меньше умалчивают, оно не воспринимается как норма. Люди, которые становятся жертвами или свидетелями домашнего насилия, все чаще обращаются в правоохранительные органы за квалифицированной помощью. Таким образом, в 2021 году в полицию обратилось 325 тысяч человек. Это на 56% больше, чем в 2020 году», – сообщила Бардина.

Следовательно, у украинцев растет потребность в помощи государства в этой сфере. Ратификация Стамбульской конвенции позволит Украине окончательно избавиться от устаревших процессуальных стандартов, оставшихся в нашем законодательстве еще со времен СССР, и вывести защиту жертв насилия на цивилизованный уровень.

Юлия Тененева, Алена Халилова

author
Автор публикации
Юлия Тененёва
Поделиться публикацией
Збройним силам України потрібна наша допомога.
Вооруженным силам Украины нужна наша помощь
ХАРЬКОВСКИЙ ТРИБУНАЛ
НЮРНБЕРГ 2022
Якщо ви стали свідком путінських злочинів проти мирного населення в Україні— ви теж можете допомогти.Надсилайте факти про воєнні злочини