"Сначала возьмем Херсон, а потом Крым. Все, кто может уехать, уезжайте!" — командир взвода 36 бригады морской пехоты

#Безопасность
05 августа 04:00
Читать на украинском
По его словам, во время войны с такими нелюдями, как оркостан, понятие гражданских объектов нивелируется
"Сначала возьмем Херсон, а потом Крым. Все, кто может уехать, уезжайте!" — командир взвода 36 бригады морской пехоты

Чтобы освободить украинский юг, нужно правильное соотношение войск и вооружения. При наличии высокоточного оружия это наступление будет успешным. Обязательны системы ПВО, пехота с противотанковыми средствами, поддержка артиллерии, минометные группы.

Как Силы обороны освобождают Херсонщину и что делать местному населению в интервью Новини.LIVE рассказал командир взвода огневой поддержки 36-й отдельной бригадии морской пехоты имени контр-адмирала Михаила Билинского Вадим Кодачигов.

Как происходит увольнение Херсонщины

По оценкам Американского института войны, россияне, боясь наступления ВСУ, перебрасывают подразделения из Славянска на юг Украины...

— Правильно делают, что боятся. Пусть боятся не только на юге, но и со всех сторон. По направлению Херсона они вышли за Каховское водохранилище и у нас есть все шансы отрезать их от логистики. Собственно, с этим и связано все наше наступление, и как только мы продвинемся вперед, сможем отрезать их от всех логистических поставок к северу от Херсона. Но они это тоже понимают, поэтому и перебрасывают свои войска.

Федор Вениславский говорил, что юг у россиян защищен меньше всего — там всего 14 тысяч человек.

— Но за югом стоит Крым и есть прямые каналы перебрасывания войск из россии. Может, на сегодняшний день их там и 14 тысяч, но за три дня могут догнать очень много народа. Там железная дорога, аэродромы — вся логистика для этого есть.

Антоновский мост разрушен, а железнодорожный функционирует?

— Эти мосты должны быть уничтожены. Да, это проблема местного населения, но война есть война. Орки могут строить понтонные переправы — это аналог моста и логистика, которая должна быть уничтожена еще на процессе строительства. Так что Антоновских мостов будет еще много.

У нас есть много попаданий по российским позициям, но нам еще учиться и учиться. Я каждый день работаю с артой — тренируемся, наводимся, попадаем, не попадаем. Основное — мы учимся, и у нас это получается.

По направлению Херсона работает западная техника?

— Есть все, что нам дают США. Но у нас все в ограниченном количестве, потому что в приоритете восточное направление. HIMARS есть, мы с ними уже работали и достаточно успешно. Однако, кроме самих машин, нужны еще и снаряды. Наша арта работает чуть ли не так, как американская. У тех другая система наведения — спутники, которые дают намного более быструю реакцию и точность.

В направлении Херсона работает западная техника

У нас все сложнее: работаем без интернета, по рациям, корректировка глазами и дронами. У россиян все тоже самое. Вторая армия мира в подавляющем большинстве воюет, как белорусские партизаны во Второй мировой. Основа их оружия — старый советский хлам.

Но сейчас результат сражения решает не количество, а качество. Хорошо подготовленный взвод — 30 человек — даст фору неподготовленному батальону в 500 человек.

Автоматы в современном бою практически ничего не решают. Наша крайняя миссия — 36 суток провели на "нуле" в южном секторе. Чем нас там только не крыли. Танки, минометы, арта всех калибров, несколько раз в неделю вертолетные обстрелы. Уже даже фосфор начали забрасывать. И как ты все это автоматически отразишь? Чаще даже выходов не слышно, когда тяжелая арта за 15 км тебя поливать начинает.

Президент приказал освободить юг Украины и даже были названы временные рамки — от 3 до 6 недель. Это реально?

— Это все вполне реально, если у нас будет вся необходимая техника.

Чтобы освободить юг, нужно правильное соотношение войск и вооружения. При наличии высокоточного оружия это наступление будет успешным. Обязательные системы ПВО, чтобы закрыть небо от вертолетов и корректировщиков, пехота с противотанковыми средствами, поддержка артиллерии, минометные группы. Атаковать в лобовую — гарантированный проигрыш и предполагаемое самоубийство.

Президент приказал уволить юг Украины

Пехотные штурмы сейчас практически не дают результата взятия, но дают ощутимые результаты жертв. В современном бою основную роль играет артиллерия и авиация. Сначала проводится разведка: скрытая, разведка боем, беспилотниками — всеми возможными средствами.

Следующий шаг — разносятся в хлам укрепрайоны противника. Желательно делать это комбинированным огнем: тяжелая арта и РСЗО разрушает укрепление, потом по возможности — авиация, следом минометы "дорихтовывают" тех, кто не нашел нового укрытия, и уже потом под прикрытием танков или БМП заходит пехота, производит зачистку и фиксирует взятие участка. После штурмовой команды подтягиваются регулярные подразделения и окапываются на занятой территории.

Это методика современной войны. Никаких Чапаевых на лихом коне и комиссаров в кожанках. В настоящее время — война технологий. А она — дистанционная.

Какая линия фронта сейчас?

— Она очень динамичная, все меняется каждый день. Нас пытаются атаковать, но если правильно и комплексно сработают ЗРК, гаубицы, HIMARS, мы выйдем на Каховку и отрежем орков от снабжения. А отрезанная от логистики армия — это стая бомжей. Без еды, воды, БК. И все "300-е" медленно и уверенно переходят ранг "200-х".

Россиянам хорошо нарушили логистику по Херсону?

— Да, хорошо, но имеют контрмеры. Те же понтоны, с которыми они умеют работать. Поэтому нельзя так говорить, что мы бомбили по Антоновскому мосту — ура, мы победили, можно вешать флаг. Нет, россияне будут строить десятки переправ — мы это видели на Северском Донце. Людей им не жалко.

Поэтому мы всегда должны знать их планы и регулярно их нарушать. В Херсоне достаточно партизан, поэтому разведка изнутри должна работать быстро и точно. А мы должны реагировать мгновенно. Освобождение Херсона будет непростым. Это наш город, в котором живут наши люди. Орки это понимают и не выпускают из него людей, чтобы при штурме прикрываться мирным населением.

Есть ли риск, что при деоккупации Херсон превратится в Мариуполь?

— К сожалению, да. Поэтому основная задача — максимально увезти оттуда людей. Сейчас, по нашим данным, за выезд из Херсона берут по 6 тысяч гривен с человека. Заработок на человеческом горе — любимый заработок для рашистов. В этом они специалисты.

Но город должен быть освобожден. Это не оговаривается. Чем меньше людей останется в нем на время штурма, тем меньше будет жертв. Мы стараемся работать с минимальными убытками, но война есть война.

Потом, конечно, за конфискованные деньги мы все отстроим, но это потом будет. А сейчас основная задача — не допустить человеческих жертв среди мирного населения

Во время войны с такими извергами, как оркостан, понятие гражданских объектов нивелируется. Зона боевых действий — это карта с огневыми точками противника, которые подлежат уничтожению. А размещать позиции в жилых домах и детских заведениях — их давняя практика. Поэтому все, кто может уехать, уезжайте!

Как вам мирный Киев после Херсона?

— То, что в Киеве спокойно, — хорошо. Как в другой мир попал. Люди улыбаются, девушки в платках, дорогие машины. Я все понимаю. Рестораны должны открываться, магазинам нужно работать — бизнес должен активироваться. Но при этом мы не должны забывать о войне.

Там, на фронте, мы живем в "норах". Это окоп с перекрытием примерно 50 см на 150 см. Еду, воду носим на себе по 5 км под обстрелами. А они не утихают — постоянные, круглосуточные, из всех калибров. Помыться — 1,5 литра. И ты помнишь, что тебе их надо пронести 5 км под постоянным огнем. Потому мыться научились очень экономно: с полторачки еще на чай остается.

Мирный Киев после Херсонщины

Научились выживать?

— После первой недели вырабатываются определенные рефлексы: на выходе все затихают — слушают. По команде все на землю. И пофиг, что ты делал секунду назад — пил кофе или осматривал местность: хочешь жить — умей быстро падать. И окопы. Это целая наука: неправильно окопался — все шансы поймать обломок. Это очень важная школа.

Почувствовали сполна. Недавно провели на "нуле" 36 дней без ротации. До 60 обстрелов за ночь из всех калибров. В результате переделали все коммуникации по правилам — никогда не знаешь, где тебя застанет очередной "прилет", а укрытия должны быть оборудованы по всей позиции.

Новобранцев к этому готовят?

— С этим сложно. Мы играем роль НАТОвских стандартов, но как были совком, так им и остались. К сожалению… Через три месяца войны началась "огневая подготовка". И как вы думаете, ее проводят? Именно по советским стандартам — двенадцать патронов на человека. Двенадцать!

Чему можно научиться за 12 выстрелов? Мы работали с американским инструктором — к счастью, в Киев прилетел мой друг из США. Спрашиваю его: сколько БК на человека? Отвечает: "Минимум 10 магазинов!"

Научиться играть в футбол без мяча не реально, поэтому 300 патронов на одно занятие! И занятий не менее пяти. Хотя стрельба сейчас — не самая актуальная

Через месяц в прямой видимости с орками у нас стрелковых контактов — минимум. Это просто неэффективно. Зато окапываться в полной темноте без лопаты с помощью ножа под плотным обстрелом — отличный навык, который пришлось обрести самостоятельно.

Вот этому нужно учить! Корректировка арты по планшетам, карты, дроны, связь, метки, растяжки, медицина, условные обозначения — все это мое подразделение изучает самостоятельно. Нахожу инструкторов, договариваюсь — учимся. И это приносит результаты.

На востоке Украины много штурмовых действий

У нас сейчас много потерь?

— Не так, как у россиян, но больше, чем могло быть. Обидно, что большинство из них от плохой подготовки, от командирской глупости, от собственной неосторожности. "Все в атаку! Надо взять точку "Х!"

Чаще всего, к сожалению, пытаясь выполнить и выслужиться, командиры, воспитанные на примерах коммунистических комиссаров, бросают людей в атаку на укрепленные позиции врага. Особых достижений в этом нет. А вот ненужных жертв — более чем хватает. И в этом случае научить воевать с нуля по современным методикам гораздо проще, чем переучить после 30 лет "совка".

Мое личное мнение: армию нужно полностью менять. За восемь лет вооруженного противостояния, как оказалось, мы этого даже не начали делать. Очень надеюсь, что после войны Зеленский сделает нужные выводы и заменит лояльных на профессиональных.

Белорусские войска могут пойти в атаку со стороны севера?

— Они и сейчас воюют. Но на нашей стороне. Мы их так и называем — белорусские партизаны. Не раз с ними пересекались в лесу. Ни военные, ни народ Беларуси не хотят воевать. Их армия — как пасынок у неродного отца.

В фаворе менты — они выкормлены "батькой" и выпестованы на все места. А военные — отщепенцы. Бедные и отстойные. Они с народом. И им война не нужна

Но сейчас там уже "катропляник" усатый ничего не решает. Если белорусов пуйло погонит наступать, то есть вариант, что это будет ему в ущерб, а не в пользу. Скорее всего, около половины армии воевать откажется — перейдут на нашу сторону, после чего окопаются вместе с нами, займут оборону и выкуривать их придется уже в соотношении 6:1.

А поскольку такого соотношения взять уже неоткуда, то очевидно задача у "батька" простая и банальная — кататься вдоль границы, надувать щеки и оттягивать наши силы от основных направлений.

Крымский мост можно убить?

— Можно, но не сейчас. Мы готовы идти вперед.

Моя конечная цель — Севастополь, откуда я родом. И я обязательно туда вернусь. И не просто вернусь, а сделаю его красивым и процветающим!

А что касается Херсона — мы его возьмем. Это будет не просто, но это будет определенно. Ждите нас на "рехверендум", под*рашки, мы обязательно придем. Всей ротой. И обязательно проголосуем всем своим БК. А еще добавлю, что у меня есть списки всех коллаборантов. Обязательно посетю. И привет передам от народа Украины. Пламенный.

А всем нам: Слава Украине! Верьте в ВСУ и помогайте Армии! Ваш Faust и рота Щит!

author
Автор публикации
Галина Остаповец
Родилась во Львовской области, закончила Международный экономико-гуманитарный университет, работала в ведущих изданиях Украины на позиции журналиста отделов "Общество", "Мир", "Политика и комментарии". В течение последних пяти лет была журналистом интернет-издания "Обозреватель", а теперь работаю для Новини.LIVE.
Поделиться публикацией
Збройним силам України потрібна наша допомога.
Вооруженным силам Украины нужна наша помощь
ХАРЬКОВСКИЙ ТРИБУНАЛ
НЮРНБЕРГ 2022
Если вы стали свидетелем путинских преступлений против мирного населения в Украине, вы тоже можете помочь.Присылайте факты о военных преступлениях