Мировая скорбь о Елизавете II: почему мы оплакиваем незнакомцев

Мировая скорбь о Елизавете II: почему мы оплакиваем незнакомцев
Король Чарльз сопровождает гроб с Елизаветой II

Весть о смерти королевы Елизаветы II всколыхнула чуть ли не весь мир. Люди, подавляющее большинство которых не знали ее лично, оплакивали ее на публичных мероприятиях и в социальных сетях.

Почему смерть незнакомого нам человека вызывает столько эмоций, объясняет в своей статье австралийская преподавательница Университета Новой Англии, социальный работник по психическому здоровью Сара Вейленд. Оригинал опубликован на the Conversation,  перевод подготовлен Новини.LIVE.

Фото: royal.uk
Фото: royal.uk

Почему мы оплакиваем людей, которых не знаем

Смерть королевы Елизаветы II повлекла за собой публичные проявления скорби по всему миру — от массовых собраний у Букингемского дворца в Лондоне и соболезнования мировых лидеров до отдельных людей, которые размышляют в социальных сетях о том, что она для них значила. Конечно, подавляющее большинство людей, которые оплакивают или чтят умершую королеву, никогда с ней не встречались.

Отличается ли это проявление скорби относительно кого-то, кого мы не знаем, от оплакивания того, с кем мы были близки? Есть некоторые сходства и определенные резкие отличия. Также возникает спор по поводу того, как помнят королеву, что потенциально может осложнить процесс скорби.

Світова скорбота за Єлизаветою II
                                                        Фото: royal.uk

Чем эти скорби подобны

Скорбь за кем-то — это об отражении этого человека на нашем жизненном пути и связи с ним, которой больше не существует.

Несмотря на то, что королева, возможно, не была членом нашей ближайшей семьи, многие из нас "выросли" с ней. В течении своего 70-летнего правления она была частью нашей жизни — частью жизни наших дедушек и бабушек, жизни наших родителей, а теперь и нашей. Подумайте об этом как о связи между поколениями. Мы все вместе и сквозь поколение чувствуем, будто мы ее "знаем".

Глобально, мы также готовились к ее потере. Ее пожилой возраст, проблемы со здоровьем и планы на то, что произойдет после ее смерти, массово освещались в СМИ.

Итак, эта "близость" означает, что тип горя, который мы сейчас наблюдаем, может быть очень похож на потерю кого-то, кого мы имели в своей собственной жизни.

Чем эти скорби отличаются

Но скорбь за публичным лицом, таким как королева, может быть совсем другой. Нам не хватает тесной связи с этим человеком. Большинство людей не имеют личных историй или совместного опыта с ней один на один. У нас нет тех переплетенных воспоминаний, над которыми можно было бы поразмыслить.

скорбота за публічною особою, як-от королева, може бути зовсім іншою
Фото: royal.uk

Поскольку это лицо недоступно, трудно создать образ того, кем этот человек на самом деле был и что для нас значит. В отличие от того, как мы вспоминаем о личных отношениях с любимым человеком, после смерти публичного лица мы полагаемся на опыт общества относительно типа коллективного горя, который определяет, как мы делимся своим горем в интернете.

Различные реакции на смерть

Поскольку большинство из нас не знали королеву лично, наше восприятие ее — ее черт, ее личности — не основывается на фактах. Например, то, как человек помнит королеву, может зависеть от возраста, политических взглядов и того, насколько на его жизнь повлиял колониализм.

Поэтому в социальных сетях разворачивается борьба по поводу того, какой ее запомнят — в Соединенном Королевстве, в странах Содружества и во всем мире. Этот спор также может осложнить горе, когда люди по-разному реагируют на ее смерть.

Это поднимает вопросы: позволено ли нам скучать, кто может выразить свое горе и даже уместно ли это вообще. Нам нужно создать пространство для всех этих разных реакций на ее потерю.

Різні реакції на смерть
Фото: royal.uk

Какую роль играет СМИ

СМИ играют важную роль в том, как мы кого-то оплакиваем. Обновление в режиме реального времени и постоянное освещение, которое мы видели вокруг смерти королевы, означает, что мы готовились к новости о ее смерти. Потом новость появилась.

Но это сиденье в первом ряду перед разворачивающимися событиями и проявление общественного горя, последовавшее дальше, может стать для кого-то триггером. Для людей, которые потеряли близкого человека — недавно или даже много лет назад — это постоянное освещение в СМИ может вызвать воспоминания о том, что произошло, когда умер член их семьи или друг. Ограничения, связанные с COVID-19, могли лишить их шанса помочь в конце жизни или лично посетить похороны.

Таким образом, этот 24-часовой новостной цикл и каждое обновление о болезни королевы, а теперь и о смерти, могут заставить нас снова пережить собственный жизненный опыт потери. Нам нужно быть осторожными с такими различными реакциями.

 

Сара Вейленд, социальный работник по психическому здоровью, преподавательница Университета Новой Англии, Австралия.

Актуальное по теме

StolarFund
Благодійний фонд Вадима Столара

Вооруженным силам Украины нужна наша помощь

Помочь сейчас

Нюрнберг 2022

ХАРЬКОВСКИЙ ТРИБУНАЛ

Если вы стали свидетелем путинских преступлений против мирного населения в Украине, вы тоже можете помочь.Присылайте факты о военных преступлениях

Рассказать о преступлениях