"Если сдохнет путин — мы об этом узнаем и без телефона": советы эксперта, как сохранить здоровье во время войны

#Здоровье
03 июля 09:48
Читать на украинском
Новини.LIVE выяснили, чем опасна пыль от взрывов, как наладить сон в тылу и действительно ли украинцы быстрее стареют из-за войны
"Если сдохнет путин — мы об этом узнаем и без телефона": советы эксперта, как сохранить здоровье во время войны

Война коренным образом изменила жизнь украинцев и это не могло не сказаться на их здоровье. Даже те, кому посчастливилось жить вдали от непосредственно боевых действий, все равно находятся в постоянном напряжении — волнуются за близких, непрерывно мониторят новости с фронта и подвергаются стрессу во время воздушных тревог.

Как минимизировать вредное влияние этой ситуации на здоровье и что вообще происходит с человеческим организмом в такие трудные времена — на эти и другие вопросы отвечает биолог, популяризатор науки, автор серии книг ''Оптимистично о здоровье'' Дарья Озерная.

Дарья Озерная
ФОТО: facebook.com/daria.ozerna

"Организм работает на одну цель — выжить любой ценой"

 Недавно министр здравоохранения Виктор Ляшко заявил, что из-за войны украинцы постарели в среднем на 15 лет. Понятно, что он подразумевал физиологический возраст, а не паспортный, однако, насколько соответствует действительности это заявление?

— Да, оно в достаточной степени соответствует действительности. Но здесь надо сказать, что мы в Украине и до войны физиологически старели гораздо быстрее, чем наши сверстники в Европе — например, в скандинавских странах или в Великобритании. У нас состояние здоровья человека в 60 лет примерно соответствует состоянию здоровья британца в 70 лет. И возрастные хронические болезни у нас могут начинаться уже до 50 лет, в то время как в других странах эта цифра значительно больше — то есть болеть начинают позже.

Поэтому люди у нас и так вошли в войну с плохими показателями, а сейчас все будет еще хуже

 Что вообще происходит с организмом человека во время войны?

— Смотрите: у нас есть два гормона, которые участвуют в реакциях на опасность: это кортизол и адреналин. На адреналине мы постоянно жить не можем — он выделяется организмом и быстро разрушается. А вот кортизол в стрессовой ситуации может выделяться постоянно. И как раз он запускает многочисленные молекулярные механизмы старения, такие, к примеру, как нейродегенерация. Нормальный нейрон должен выглядеть как разветвленное дерево, а под действием кортизола он начинает походить на дерево, которому ''Киевзеленстрой'' обпилил ветки.

Также кортизол заставляет клетки кожи прекращать образование коллагена и эластина. Поэтому от постоянных переживаний мы заметно стареем: увядает лицо, появляются морщинки, могут выпадать или седеть волосы. Под действием кортизола у нас меняется, например, уровень чувствительности к инсулину.

Когда мы находимся в стрессе, у нас постоянно высок уровень глюкозы и меняется жировой обмен, так что обмен веществ будет постепенно двигаться в сторону сахарного диабета

Кроме того, начинаются нарушения сна — даже у людей, которые сейчас находятся в относительно безопасных местах, в тылу. Кто-то не может спать из-за сирен, кто-то каждый раз послушно бегает в убежище, кто-то постоянно переживает за близких — и все это нарушает сон. А сон — это фундаментальный механизм, который вовлечен в наше восстановление и предотвращение ряда хронических заболеваний и старения.

стрес під час війни

В результате все это — чрезмерное выделение кортизола, нарушение сна, хронический стресс — тормозит наши молекулярные механизмы, направленные на восстановление и регенерацию. Собственно говоря, это обусловлено эволюционно: в опасных ситуациях весь организм работает только на одну цель — выжить любой ценой.

Даже если при этом человек начнет быстрее стареть, больше болеть, станет уязвимым к развитию опухолей или диабета, потому что иммунная система начала работать иначе — организм не обращает на это внимания, потому что сейчас ему нужно просто выжить.

"Не думайте, что война все спишет"

 Если стресс так влияет даже на людей в тылу, то что же тогда происходит с теми, кто сейчас на передовой?

— Безусловно, у всех, кто сейчас воюет, есть огромный фронт угроз, наваливающихся на их здоровье. То есть если человек вернулся с войны живым, даже без ранений и, возможно, даже без ПТСР, то все равно его здоровье подверглось чрезвычайно сильной атаке. И такой человек действительно стареет быстрее из-за всех нагрузок, которые ему пришлось перенести.

Мы еще с четырнадцатого года знаем, что приехавших с "нуля" людей можно узнать издалека — даже если они одеты во все чистенькое и новенькое

Стресс, недостаток сна, питание сухими пайками, звуки и пыль от взрывов — из-за всего этого человек очень скоро перестает соответствовать своему паспортному возрасту.

 А какую угрозу представляет собой пыль от взрывов?

— Есть такая болезнь — хроническое обструктивное заболевание легких, сокращенно ХОБЛ. О ней в Украине мало говорят и не умеют диагностировать, хотя для этого нужна всего-навсего обычная спирометрия. А между тем она действительно уносит у людей много лет здоровья.

У человека постоянная одышка, отекают ноги, очень сильно нарушается оба круга кровообращения, и в конце концов возникает то, что называется сердечной недостаточностью. При этом сердце лечить сложно, потому что таблетки, которые нужно давать от сердца такому человеку, плохо действуют на легкие.

ХОБЛ обычно развивается у курильщиков, у тех, кто регулярно болел бронхитами и пневмонией, у тех, кто дышит пылью — например, у школьных учителей, постоянно имеющих дело с мелом, а также у жителей индустриальных регионов, например, Запорожья.

В мире вообще рекомендуют людям из группы риска, которым за 50 или 60, специально проходить скрининг до начала ХОБЛ. А в Украине в эту зону риска сейчас попадают люди до 30 лет, потому что теперь у нас есть военные, которые дышат пылью, образующейся от взрывов — преимущественно цементной пылью. На самом деле им нужно постоянно носить респираторы, но они их не носят. А когда нет взрывов, они курят. На передовой очень много курят: это способ взбодриться, удерживать сфокусированность во время боев. И это большая проблема, учитывая развитие ХОБЛ в частности.

Читайте также: Российские военные во время войны ломают себе пальцы на руках, чтобы их комиссовали. Аудиоперехват

Поэтому людям, вернувшимся с передовой, нужно особенно серьезно относиться к ежедневным практикам восстановления здоровья, мониторингу хронических заболеваний, предотвращению их прогресса. Меня, как человека, работающего в адвокации здоровья, эта проблема очень тревожит, и я рада, что наш министр здравоохранения ее осознает, и что, например, наш Центр здравоохранения уже размышляет, как заботиться о здоровье ветеранов и какой именно должна быть система, которая будет этим заниматься.

В любом случае, хочу сказать всем — и военным, и гражданским: за здоровьем нужно следить. То, что вы делали для своего здоровья раньше, до войны — вы должны продолжать это делать. А если вы чего-то раньше не делали, то не думайте, что война все спишет.

Хронические заболевания назад не откатываются, они остаются с нами навсегда. Но мы их можем достаточно хорошо контролировать

"Занимайтесь физической активностью и ешьте тазик растительной пищи"

 Что бы вы посоветовали людям, желающим сохранить свое здоровье сейчас, в условиях войны?

— Тем, кто не воюет, я сейчас могу посоветовать, прежде всего, достаточно спать. Спать ночью, а днем нагружать мышцы.

 А если человек не может нормально уснуть?

— Тогда ему сперва нужно задуматься: что я делаю не так, почему я не засыпаю? У многих из нас вопрос именно в гигиене сна. Но бывает так, что режим сбился уже давно, а времени на интересные опыты, чтобы разбираться, что да как, у человека уже нет — ему просто нужно нормально выспаться, вот прямо сейчас. В таком случае человек идет к психиатру, и психиатр выписывает ему снотворное. Потому что те препараты, которые действительно успокаивают и действительно вызывают сон, — все они рецептурные, и купить их просто так нельзя. Кроме того, они должны выписываться индивидуально: врач их назначает конкретному человеку в конкретных обстоятельствах.

Однако все равно нужно помнить — днем человек должен заниматься физической активностью. Бегать, кататься на велосипеде, делать упражнения, гулять с детьми или с собакой — что угодно, чтобы работали все мышцы. Ну и, конечно, меньше времени проводить перед экраном.

 Вы имеете в виду компьютер или телефон?

— Любые гаджеты. Это нарушает сон, это меняет осанку, это отнимает у нас часы физической активности и увеличивает у нас излишнюю тревожность, которая нам совсем не нужна. Если наш конкретный город начнут обстреливать из арты, мы об этом узнаем и без новостей в телефоне. Если сдохнет путин — мы об этом узнаем без телефона. Если россия сама себе устроит ядерный взрыв — об этом мы тоже узнаем сразу. Потому не нужно сидеть все время в соцсетях, в этом просто нет смысла.

Менше часу проводити за екраном

Еще один совет на лето — каждый день съедать, грубо говоря, тазик растительной пищи. И не ради похудения или витаминов и чего-то еще, а потому что растительная пища нам нужна, чтобы у нас в кишечнике было все в порядке. А когда в кишечнике все хорошо, у нас гораздо лучше себя чувствуют иммунная система, центральная нервная система, кровообращение, почки и т.д.

 А что делать, если человек плохо переваривает растительные продукты?

— Если от каких-то конкретных продуктов вам плохо, выберите себе другую растительную пищу. Потому что действительно у нас нутрициологи очень любят сделать красивую фотку с сырой брокколи, салатовым луком, фасолью и черникой, выставить ее в интернете и сказать: ''Ежьте это обязательно''. А у людей может быть синдром раздраженного кишечника или просто с непривычки может стать плохо от той же фасоли.

Поэтому в таком случае нужно переключиться на какие-нибудь другие растительные продукты. Еще бывают люди, которые не усваивают фруктозу в большом количестве — она есть, например, в яблоках, черешне и винограде. У этих людей фруктоза не может всосаться в тонком кишечнике и доходит до толстого. А в толстом сидят бактерии и эту фруктозу едят — с образованием водорода. И тогда у человека возникает вздутие и выходят газы, что очень больно и неприятно.

То есть ко всему нужно подходить с головой, а не так, как советуют популярные диетологи.

"Отпечаток на всю жизнь"

 Поговорим о детях. Мы уже знаем, как влияет стресс на взрослых, но насколько он губительно влияет на детей?

— Зависит от возраста. Есть уязвимый возраст — до трех лет. Если в этом возрасте ребенок испытывает какой-либо ужасный стресс — подвал, плен, бомбардировка, голод, месяц в подвале типа ''Азовсталь'' — то для него это действительно удар, который может наложить отпечаток на всю его жизнь. Потом это будет выражаться в большей склонности к хроническим заболеваниям и даже может сказаться на умственном и эмоциональном развитии.

Стрес у дітей під час війни

 А как насчет детей старше трех лет?

— У них картина немного другая, потому что у них очень высокая нейропластичность. Конечно, каждый случай индивидуален, но в целом считается, что после трех лет у детей гораздо больше шансов не травмироваться от военного стресса или, по крайней мере, достаточно быстро от него оправиться. Это еще в значительной степени зависит от того, насколько спокойно ведут себя рядом взрослые и какую модель поведения они демонстрируют ребенку.

Но скажу еще раз: все это очень индивидуально. Мой сын, например, вообще не обращает внимания на сирены и тревоги — он просто говорит: ''Чтоб у вас вся нефть сгорела'' и идет заниматься дальше своими делами. А другие дети, несмотря на то, что они, как и мой сын, никогда не были непосредственно под обстрелами (да, нам очень повезло), воздушную тревогу переносят очень плохо. И думаю, их родители тоже.

Таким образом, с детьми мы действительно не можем спрогнозировать, как на них отразится стресс, поэтому всем детям нужна, прежде всего, безопасность

Кроме того, для детей критично, насколько они физически и умственно активны. Если ребенок сидит в подвале, не двигается, не общается, не узнает постоянно о чем-то интересном и новом, не играет, в конце концов, в Майнкрафт или в какую-нибудь еще игрушку по Сети с другими детьми, а вместо этого постоянно смотрит на взрослых, на которых лица нет, то это, конечно, для него очень плохо. Если у ребенка начинается половое созревание, а он сейчас не двигается достаточно и, не дай бог, недоедает, его физическое развитие будет нарушено.

Вы видели поколения, пережившие Голодомор подростками: они так и не выросли, так и остались маленького роста. Или низшие касты в Индии — после того, как кастовое деление было законодательно упразднено, люди стали больше зарабатывать и лучше питаться, и их дети уже с детства едят рыбу, мясо и молоко. И теперь эти дети на полторы головы выше своих родителей — потому что в критическом возрасте они полноценно питались и двигались.

"В отличие от предков, у нас есть BB-крем"

 Кстати, о прошлых поколениях. Судя по фото, люди в двадцать первом веке выглядят гораздо моложе, чем в девятнадцатом или даже в середине двадцатого. Так оно и есть или это субъективное впечатление?

— Нет, это объективно так и есть. Средняя продолжительность жизни и ожидаемая продолжительность жизни постоянно возрастают по мере того, как наше общество становится все более индустриализированным, а медицина — все более развитой. Мы все меньше работаем физически, и даже те люди, которые занимаются чисто физическим трудом, могут пользоваться средствами индивидуальной защиты и автоматизации труда.

Значительный фактор, определяющий старение, — это сколько мы в среднем спим и насколько мы подвергаемся воздействию ультрафиолета. Раньше людям нужно было очень рано просыпаться, чтобы натопить печь, завести примус, приготовить еду с нуля, замесить хлеб, погладить рубашки для всей семьи — то есть они спали гораздо меньше, чем мы.

Также гораздо больше людей тогда работало на заводах посменно, а это тоже ''било'' по сну, потому что работа по сменам — это вообще огромный ускоритель старения.

Крестьянская семья в Закарпатье, 1940 гг.
Крестьянская семья в Закарпатье, начало 40-х годов ХХ века
(архив Transcarpathian Heritage)

Теперь что касается ультрафиолета: чем больше мы находимся на улице, под открытым небом, без очков, без шляпы и, главное, без защитного крема и закрытой одежды — тем интенсивнее у нас стареет кожа. А фотостарение кожи — это необратимый процесс: не нужно даже кортизола, чтобы в ней перестали образовываться коллаген и гиалуроновая кислота.

То есть, солнце жжет, кожа говорит: ''Я не буду восстанавливаться'', и дальше ее хоть мажь лосьонами или какими-нибудь кремами, хоть не мажь — все равно уже не поможет.

Кроме того, сейчас значительно ниже уровень бытового насилия и бытовой агрессии. То, что даже во времена моего детства в обществе считалось нормой — курить в помещении, курить при детях, устраивать скандалы, бить жену — теперь это все уже далеко не норма. Но представьте себе жизнь в такой среде, рядом с абьюзером, от которого ты никогда не знаешь, чего ожидать — это постоянный стресс и серьезная причина для развития депрессивных расстройств.

 То есть вы хотите сказать, что даже сейчас, во время войны, мы живем лучше, чем наши предки?

— Конечно. Элементарно даже потому, что у нас, в отличие от предков, есть BB-крем — намазалась минимальной солнцезащитой и пошла. Сидишь себе, щелкаешь за компьютером, и даже если при этом ты стрессуешь из-за новостей в соцсетях — ты все-таки не свеклу полешь.

У нас есть прививки, у нас есть антибиотики — то, чего у наших предков не было. И даже сейчас, во время войны, питаемся мы гораздо разнообразнее и полноценнее, чем лет семьдесят назад, когда люди иногда питались только картошкой — и было очень круто, если эта картошка вообще у них была. То есть в целом наша жизнь сейчас намного лучше, чем у предыдущих поколений. И никакие россияне не способны у нас это отнять.

author
Автор публикации
Юлия Тененёва
Поделиться публикацией
Збройним силам України потрібна наша допомога.
Вооруженным силам Украины нужна наша помощь
ХАРЬКОВСКИЙ ТРИБУНАЛ
НЮРНБЕРГ 2022
Если вы стали свидетелем путинских преступлений против мирного населения в Украине, вы тоже можете помочь.Присылайте факты о военных преступлениях